Нефтеюань – это только начало, вслед за ним доллар потеряет рынок металлов

0
2

Нефтеюань – это только начало, вслед за ним доллар потеряет рынок металлов

Недавняя успешная реализация фьючерса на нефть в юанях – это только начало, Китай собирается развить успех, потеснив гегемонию доллара и на другой ключевой сырьевой площадке – на рынке металлов.

Свой взгляд на данный процесс представляет политический и рыночный обозреватель Том Лоунго.

Когда китайская биржа Hong Kong Exchanges and Clearing (HKEX) купила Лондонскую биржу металлов LME в 2012 году, все словесные спекуляции касались влияния этого события на торговлю золотом. Основной причиной покупки LME было получение собственных складских резервов и обеспечение свободного потока металлов на Восток.

Также это обеспечило контроль над тем, какие типы фьючерсных контрактов могут торговаться на данных биржах. В результате Запад уже не контролировал эту очень важную часть цепочки поставок драгоценных и промышленных металлов.

Сейчас мы видим следующий этап эволюции власти над мировым обменом валют на товары. После успешного запуска фьючерсного контракта на золото в юанях в прошлом году, теперь LME готовится выпустить ряд фьючерсов на другие металлы в юанях.

Другими словами, данная тенденция лишь усиливается, получая большее развитие.

Первое правило: Не навреди

Когда Китай купил LME, в инвестиционном сообществе, которое обычно ожидает негативного эффекта от подобных сделок, говорили о грядущем апокалипсисе банковских хранилищ слитков. Но этого не произошло. Фактически, Китай способствовал ограничению роста стоимости золота и продлил медвежий рынок в драгоценном металле в течение последних шести лет, в то время как Пекин и его стратегические партнеры, а именно Россия, накопили огромное количество самого важного металла в мире.

Нефтеюань – это только начало, вслед за ним доллар потеряет рынок металлов

Китайцы поступили разумно, купив LME и какое-то время ничего не меняя. Не создавая каких-либо проблем, они позволили рынкам нормально функционировать. И теперь их владение LME не является какой-либо проблемой в глазах общественности.

До сих пор первым пробным шаром была торговля золотом в юанях, теперь настала очередь остальных металлов.

Кроме того, мы все, затаив дыхание, следили за тем, насколько успешным будет введение нефтяного фьючерсного контракта в юанях, так называемого «петроюаня» на Шанхайской бирже. В итоге он захватил более 12% мирового рынка фьючерсов на нефть всего за два месяца. Это невероятно!

Данный результат свидетельствует о том, что существует значительный спрос на подобные продукты, т. к. многие участники глобального рынка уже устали от воздействия валютного риска со стороны доллара США при покупке нефти. Теперь этот фактор уходит в прошлое.

Более того, чем более успешным становится данный контракт, тем более воинственной становится внешнеполитическая риторика администрации президента США, касающаяся международной торговли и санкций против других стран.

Параллельная эскалация

Есть причина, почему протекционистская и санкционная агрессия Белого Дома усилилась именно сейчас. Трамп нуждается в победах на этом фронте в среднесрочной перспективе и противодействует реальным изменениям в мировой финансовой структуре, которые возглавляют Китай и Россия.

Тем не менее, такие факторы, как введение петроюаня, нездоровые развивающиеся рынки, подталкивающие Венесуэлу, а теперь и Аргентину в сторону криптовалют, подрывают многолетнюю гегемонию доллара.

Итак, почему анонсированная LME торговля металлами в юанях является столь масштабным событием?

Важных долгосрочных эффектов множество:

1. С мирового финансового рынка устраняется еще один важный источник спроса на доллар США.

2. Увеличивается спрос на китайский юань, который будет подпитывать потребность Китая в расширении своего денежного предложения, если он хочет повысить ликвидность своей торговли.

3. Данное нововведение поможет странам обходить санкции, устраняя необходимость хеджирования в долларах для торговли с Китаем.

4. Оно предоставляет Европе и России новый способ избегания протекционистских тарифов и противостояния санкциям.

5.Это решение изолирует развивающиеся рынки от потенциального роста курса американской валюты, поскольку Китай позволит юаню упасть по отношению к доллару США, сохраняя при этом относительно стабильным свой общий REER – реальный эффективный обменный курс (Real Effective Exchange Rate).

Нефтеюань – это только начало, вслед за ним доллар потеряет рынок металлов

Все это приводит нас к одному важному выводу. Данный процесс окажет огромную помощь компаниям на развивающихся рынках, которые имеют большие долларовые обязательства. Это катализаторы, способные полностью встряхнуть мир.

Теперь корпорации смогут лучше справляться с любым кризисом долларовой ликвидности, разделяя управление цепочками поставок для покупки металлов в юанях, используя доллары для обслуживания долга в американской валюте.

Я убеждаюсь, что Трамп проводит столь агрессивную торговую политику, чтобы наказать мир за то, что он воспользовался прошлым административным разрушением капитальной базы Штатов с помощью византийских правил ВТО и односторонних торговых сделок.

Проблема данного подхода президента США заключается в том, что на фоне стратегических приобретений и движений Китая он может реагировать на то, что выглядит как небольшие, несущественные шаги, последствия которых вроде бы сильно преувеличены.

Китай видит, что сейчас происходит масштабный кризис долларовой ликвидности, и ему необходимо внедрить альтернативу американской валюте, чтобы не допустить краха мировой торговли.

И если Пекин намеревается бросить вызов американской однополярной модели мира, США не могут этого допустить. Но свободный поток стратегических товарных металлов в условиях заградительных тарифов США является средством, позволяющим обеспечить Китаю достижение данной цели.

Критический сдвиг

Причиной, по которой контракт нефти в юанях сразу стал настолько успешным, является то, что Китай предоставил трейдерам прямой путь к конвертируемости в золото. Это исключает риск нахождения средств инвесторов в китайских активах, что выводит прибыль из-под воздействия китайского контроля над капиталом.

Однако эта конвертируемость ничего бы не стоила, если бы Пекин не имел постоянного источника золота, поступающего через LME.

Китай является крупнейшим мировым импортером нефти. На фоне угроз США отрезать всех от рынков долларового финансирования Ирана, осуществить без реального риска переход от доллара к юаню было достаточно легким выбором.

Теперь давайте спроецируем этот опыт на Европу, Россию и весь остальной мир, с целью координации атак на господство США на мировых финансовых рынках.

Жесткая внешняя политика США в отношении Венесуэлы, подрывающая нефтедобывающие возможности страны. Атака на финансовый рынок Турции, где дальнейшая девальвация лиры может вызвать массовые корпоративные дефолты, что сокрушительно ударит по банкам, несущим этот долг в размере $222 млрд. Санкционный шантаж России и внешнеполитические кульбиты в диалоге с КНДР.

Все это связано с молчаливой финансовой поддержкой Китаем данных государств. По мере того, как эти страны переживут худшие из американских атак, по мере исчезновения краткосрочных кризисных явлений, данные рынки будут приспосабливаться к совершенно иному, новому финансово-экономическому ландшафту.

По материалам tomluongo.meБКС Брокер

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here