Смогут ли польские политики уничтожить память

0
1

Автобус с российскими журналистами подъезжает к кладбищу в городе Эльблонг. На нем в 253 ухоженных могилах захоронен 2731 советский военнослужащий. Везде газоны, в центре — памятник, сооруженный в 1945 году, и деревянный крест. Все ладно и чисто и на кладбище в Бранево, где журналисты побывали перед этим, и в Гданьском некрополе, куда поехали после. Одно «но»: одновременно по всей Польше организованно сносят памятники благодарности тем, кто лежит в польской земле. Как забыть об этом? Закрыть на это глаза? Невозможно.

Смогут ли польские политики уничтожить память

Победу декоммунизировали

В 2016 году польские власти объявили о проведении полной декоммунизации городов: 1400 мест в Польше, включая улицы, школы, больницы, мосты и другие объекты общественного пользования, должны были сменить названия. Спустя год действие закона было расширено на монументы. Какие именно — это определяют эксперты бюро охраны памяти борьбы и мученичества при Институте национальной памяти. Его директор Адам Щивек в беседе с корреспондентом "РГ" дает понять, что памятники воинам, освобождавшим его Родину от фашизма, не вызывают у него никаких эмоций. "Закон о декоммунизации — это задание правительства, которое должно быть выполнено быстро и организованно. То, что происходило в предыдущие годы, было самым худшим — постоянно бередили раны, нервировали российскую сторону, для которой, я понимаю, это неприятная и не всегда понятная ситуация. Тем более что в восприятии ваших людей польская сторона оскверняет память…" Его бюро рекомендовало под снос более 200 памятных знаков и монументов. Сколько из них было снесено, Щивек пока не знает. Никаких механизмов, позволяющих заставить органы местного самоуправления снести памятник, в том числе никаких штрафов за неисполнение в законе не прописано.

"К сентябрю 2018 года мы должны собрать всю информацию, которая имеется у местных властей, и подвести итоги первого года действия поправок в закон о декоммунизации", — поясняет он корреспонденту "РГ". К слову, она затронет не только память о советских воинах. В соответствии с новой версией истории, которую продвигает правящая партия "Право и справедливость", польские бойцы, сражавшиеся на фронтах Второй мировой, бравшие Берлин вместе с советскими войсками и шагавшие по брусчатке Красной площади на первом параде Победы в июне 1945 года, — уже тоже не герои. Настоящими героями той войны, по версии "ПиС", являются так называемые "проклятые солдаты" — партизаны, не сложившие оружие после войны и пытавшиеся противостоять властям социалистической Польши. Дошло до того, что — в рамках декоммунизации — власти города Лодзь переименовали площадь Победы в площадь Леха Качиньского, погибшего в авиакатастрофе президента страны, культ которого сегодня активно насаждают среди поляков. Отмены этого решения и признания того, что Победа над фашизмом не является символом коммунизма, жителям пришлось добиваться в суде.

Танки и танкисты

Среди тех, кого декоммунизировали по новому закону, оказались танкисты, известные по фильму "Четыре танкиста и собака". Еще совсем недавно на площади Артуса в самом центре Гданьска висела мемориальная доска с надписью: "На этом здании солдаты 1-й польской танковой бригады имени героев Вестерплатте, сражаясь плечом к плечу с соединениями 2-го Белорусского фронта Советской армии под командованием маршала Константина Рокоссовского, водрузили бело-красный флаг — знак освобождения от гитлеровской оккупации и возвращения на родину древнего Гданьска". Именно в 1-й польской танковой бригаде по сюжету книги Януша Пшимановского и ее экранизации 1966-го года сражался экипаж танка "Рыжий". Фильм этот был и остается культовым в Польше. А мемориальную доску, посвященную его героям, зимой убрали "на время ремонта", но обратно так и не вернули. Единственной памятью о танкистах теперь будут лишенные "знаков различия" танки. По словам Адама Щивека, "их можно оставить, как военно-техническую достопримечательность, а то скоро уже негде будет посмотреть на Т-34, за которыми выстраиваются очереди из западных коллекционеров и музеев". Так что танку, переданному когда-то бригадой имени Героев Вестерплатте, который уже 40 лет стоит на постаменте в Эльблонге, очевидно, повезет больше, чем мемориальной доске в Гданьске. Тем более что в городе уже выросло несколько поколений жителей, которые привыкли назначать встречи "у танка" и совершенно не согласны с тем, что он каким-то образом пропагандирует коммунизм.

Смогут ли польские политики уничтожить память

По словам Вальдемара Шиманьского, буквой «R» в концлагере Штуттхоф обозначали всех советских узников, хотя лишь половина из них были русскими. Фото: Ариадна Рокоссовская

В защиту памяти

В марте в городе Илова был демонтирован памятник солдатам народного Войска Польского и Советской армии. Члены городского совета, которые вместе с жителями каждый год в день освобождения города возлагали к монументу цветы и венки, сделали все возможное, чтобы его спасти. Они направили главе региона — воеводе — обращение, в котором обвинили правящую партию в фальсифицировании истории: "Мы выражаем протест против перевирания истории, манипулирования фактами и использования их в политических целях. То, что в 1945 году солдаты Войска Польского и Советской армии воевали с фашистской армией и жертвовали свои жизни за эту землю, является фактом. Они заслужили, чтобы их помнили". Корреспондент "РГ" получила по электронной почте фотографию из Иловы. На снимке — плакат с надписью: "В этом месте стоял памятник погибшим солдатам Войска Польского и Советской армии, которые отдали свои жизни за иловскую землю — нашу Родину. По приказу бесчеловечных, недоученных, обезумевших от ненависти властей "ПиС" этот памятник был разобран и ликвидирован как символ коммунизма. Вечная слава героям! Вечный позор глупцам! Жители города и округа".

Действительно, историческая политика в сегодняшней Польше — огромная махина, но везде находятся люди, готовые ей противостоять. Год назад депутат польского сейма, когда-то бывший активным деятелем антикоммунистического движения Корнель Моравецкий, — между прочим отец действующего премьер-министра Польши Матеуша Моравецкого — взывал к разуму своих коллег по парламенту: "Не нужно убирать памятники советским солдатам. На нашей земле их погибло 600 тысяч. Это не были преступники, по крайней мере в большинстве своем. Они геройски сражались".

Смогут ли польские политики уничтожить память

Мемориальное кладбище на улице Жвирки и Вигуры в Варшаве реставрируется на средства из российского бюджета. Фото: Ариадна Рокоссовская

Памятники, но не кладбища

Польские власти постоянно подчеркивают, что закон о декоммунизации не касается воинских кладбищ. Напротив, государство осуществляет уход за ними в соответствии с Женевскими конвенциями 1949 года, а также законом "О военных могилах и кладбищах" 1933 года. По данным министерства культуры Польши, всего на территории страны находится около 700 мемориальных объектов, на которых захоронены более 1,3 миллиона солдат Красной армии, погибших в 1941-1945 годах. Из них примерно 800 тысяч — пленные, умершие в нацистских концлагерях на территории оккупированной немцами Польши. Ежегодно польская сторона тратит около трех миллионов злотых, то есть более семисот тысяч долларов на уход за этими захоронениями. Но, учитывая масштаб, этого недостаточно. Многие кладбища реставрируются и российской стороной — на средства из бюджета нашей страны. Как сообщили "РГ" в посольстве России в Польше, ежегодно на эти цели выделяется более полумиллиона долларов. Сейчас, например, идут ремонтные работы в городах Остроленка и Влодава, а также в деревне Гронды. Отдельно стоит сказать про кладбище на улице Жвирки и Вигуры в Варшаве, где ремонт идет уже второй год. Это одно из крупнейших советских воинских кладбищ в Польше, на котором в 696 братских и 138 индивидуальных могилах захоронены почти 24 тысячи воинов, сражавшихся с фашизмом. Здесь проходят официальные торжества в день освобождения Варшавы 17 января и в День Победы, причем в последние несколько лет тут проходит акция "Бессмертный полк", в которой участвуют также и поляки с портретами своих близких — участников Второй мировой войны.

Освобождение или оккупация?

Ответ на этот вопрос нужно искать в таких местах, как музей Штуттхоф. Через этот фашистский концлагерь, располагавшийся в 37 километрах от Данцига (сегодняшнего Гданьска), прошли около 110 тысяч заключенных, из которых более 60 тысяч погибли. 20 тысяч заключенных были гражданами СССР, половина из них — русские, но буквой "R" обозначали их всех. 9 мая 1945 года солдаты 3-го Белорусского фронта вошли на территорию концлагеря.

Несмотря на это, по словам пресс-секретаря мемориального комплекса Вальдемара Шиманьского, из около 120 тысяч посетителей, которые приезжают сюда в течение года, из России не бывает практически никого. А ведь совсем недалеко граница с Калининградской областью, и в музее все готово для приема россиян. Есть русскоязычный путеводитель, который был сделан потому, что много посетителей из Прибалтики просит информацию на русском языке.

Здесь — на месте гибели тысяч людей — занимаются не политикой, а человеческими судьбами. И здесь — между бывшим женским бараком и бывшей газовой камерой — на вопрос корреспондента "РГ", что же это было: освобождение или оккупация, следует ответ: "Если у кого-то есть сомнения, пусть мысленно перенесется во времени и окажется в этот день — 9 мая 1945 года — прошедшим через все эти нечеловеческие ужасы, но все-таки живым узником Штуттхоф, и пусть тогда задаст себе вопрос: меня спасли или оккупировали?"

"Какая еще Армия Людова, проше пани? Уже год как переименовали в аллею Леха Качиньского!"

Постскриптум

Автобус с российскими журналистами, приглашенными МИД Польши, мчит по аллее Армии Людовой в Варшаве. Когда-то на одном из домов висела табличка: "Название этой улицы напоминает о конспиративной военной организации, которая была создана в январе 1944 года по инициативе коммунистов польской рабочей партии на базе Гвардии Людовой. Руководство армией было доверено генералу Михалу Жимерскому. В августе 44-го года эта армия вошла в состав Войска Польского". Между прочим в 1944 году Армия Людова провела 120 крупных боев и уничтожила более 19 тысяч гитлеровцев… Варшавская мэрия консультировалась с жителями, стоит ли переименовывать их улицу, и большинство высказалось против. С тех пор прошло десять лет. Водитель автобуса иронически улыбается: "Какая еще Армия Людова, проше пани? Уже год как переименовали в улицу Леха Качиньского!"

Досье "РГ"

В соответствии с соглашением между правительствами РФ и Польши "О захоронениях и местах памяти жертв войн и репрессий" от 22 февраля 1994 года "стороны содержат места памяти и захоронения, обеспечивая сохранность захоронений, надгробий, памятников, других мемориальных сооружений, а также озеленение и поддержание их в надлежащем порядке". Казалось бы: есть соглашение, значит, его нужно просто выполнять. Но в 2014 году бурмистр городка Пененжно, при освобождении которого от фашизма в феврале 1944 года погиб самый молодой советский комфронта Иван Данилович Черняховский, решил прославиться и "продавил" в городском совете решение о сносе памятника советскому генералу. Это произошло в разгар политического конфликта на Украине, и, несмотря на протесты российской стороны, памятник снесли с помпой, явно в пику россиянам. Партия "Гражданская платформа", восьмой год управлявшая Польшей, тогда стремительно теряла позиции и отчаянно заискивала перед оппозиционным электоратом — ультраправыми, националистически настроенными избирателями партии "Право и Справедливость". Спустя год эта партия, известная русофобскими настроениями ее руководства, пришла к власти. И, переписывая историю страны, заодно — задним числом — пересмотрела и содержание российско-польского соглашения. Памятники, в течение 20 лет бывшие его неотъемлемой частью, были объявлены польской стороной фикцией. В декабре 2015 года посол Катажина Пелчинска-Наленч, ничуть не смущаясь, заявила в интервью агентству "Интерфакс": "Мы считаем, что соглашение, которое было подписано Польшей и Россией в 1994 году, относится к кладбищам и местам захоронений. Так называемые символические памятники, где никто не захоронен, находятся в ведении местных властей и в соответствии с их решениями и, конечно, в соответствии с определенными процедурами их можно демонтировать".

В мире Европа Польша

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here